Хавьер Фернандес: Я хотел бы выступить на чемпионате Европы, потому что ещё не попрощался со всеми

Хавьер Фернандес: Я хотел бы выступить на чемпионате Европы, потому что ещё не попрощался со всеми

23.07.2018 0 Автор Валерия Кукалева

Фигурист Хавьер Фернандес близок к концу соревновательной карьеры. После возвращения из Пхенчхана с бронзовой медалью Олимпиады он хочет посвятить себя тренерской деятельности. Он покинул дом в подростковом возрасте, чтобы научиться лучше кататься на коньках. А ближе к 20-летию стало понятно, что Фернандес может стать лучшим в мире.

Последние восемь лет он провёл с легендарным тренером Брайаном Орсером, который тренировал самых ярких звёзд фигурного катания – Юну Ким и Юдзуру Ханю. После двух побед на чемпионате мира, шести европейских титулов и восьми выигранных национальных чемпионатов, Хавьер Фернандес говорит, что последним его соревнованием станет чемпионат Европы 2018 года в Минске.

Следующий шаг – передача своих обширных знаний новому поколению испанских фигуристов, так как ему хочется распространить любовь к этому виду спорта в родной стране.



– Думали ли вы о следующем сезоне? Каковы планы Хавьера Фернандеса?

– Сезон уже близок, и я уже говорил с Брайаном о выступлении на ещё нескольких турнирах. Возможно, мы поучаствуем в соревнованиях в Японии в начале сезона, а затем, вероятно, поедем на чемпионат Европы. Думаю, что так оно и будет. Нужно быть умным, чтобы точно знать, когда уйти. В последние годы фигурное катание значительно улучшилось. Возможно, это станет концом моей карьеры. Я хотел бы выступить на чемпионате Европы только потому, что ещё со всеми не попрощался, а Олимпиада – это больше, чем просто фигурное катание. Поэтому я выберу чемпионат Европы: это соревнование, на котором я выступал очень много раз.

Хавьер Фернандес: “Хотел бы ещё поучаствовать в некоторых соревнованиях”

– Брайан Орсер известен тем, что тренирует лучших фигуристов мира: таких как вы, Юдзуру Ханю, Юна Ким, Евгения Медведева. Вы можете выделить что-то специфическое в его работе?

– Думаю, что в команде, которая есть у Брайана, он относится к каждому фигуристу по-разному. Неважно, что вы работаете с одними и теми же людьми – к вам он относится по-разному. У нас хорошая команда, подходящий график, всё работает хорошо, потому что запланировано заранее. Мы знаем, что будем делать на следующий день, и это облегчает ежедневную тренировочную деятельность, потому что быть элитным спортсменом очень сложно.

– Если вы планируете стать тренером, то что вы узнали от человека, с которым так долго работали? От Брайана Орсера?

– Одна из вещей, которую я усвоил лучше всего – это то, что каждый спортсмен, каждый фигурист – все разные, и нельзя относиться к ним одинаково, нужно работать с каждым по-другому. Это то, что действительно отражалось в графиках, которые были разработаны для спортсмена, да даже в повседневной жизни. Эту работу действительно нужно выполнять, нужно учесть индивидуальные особенности каждого человека.



– Он рассказывал об отношениях со своими подопечными и говорил, что это почти отцовские отношения. Насколько важно для вас, находясь далеко от дома с юного возраста, иметь такую фигуру в профессиональной жизни?

– С некоторыми фигуристами в Канаду приезжают мама или папа. С моей семьёй такого не было – я всегда был один. Когда я уехал из дома, мои родители остались там, они там работали, и я был один. Так что тренер был больше, чем тренером: иногда можно было делать что-то вместе, он заботился о вас, когда вы больны. Это хорошее чувство. Это не просто отношения тренера со спортсменом, но и что-то ещё – например, дружба. Как я уже сказал, элитный спорт – это сложно, и связь с тренером действительно полезна.

– Евгений Плющенко сказал, что Ханю – лучшее в фигурном катании, что когда-либо было. Вы согласны с этим? Что, по-вашему, есть у Ханю, чего нет у других?

– Я думаю, это то, что Юдзуру – победитель. Для него нет вторых мест, нет третьих. Он хочет быть первым, и у него действительно получается. Он отдаёт на льду всего себя. Он замечательный спортсмен, великий фигурист. Он много работает и доказывает это на соревнованиях. Уже будучи победителем пытаться улучшить свои возможности – это очень тяжело. Вот почему он долгое время находится на вершине, а многие другие фигуристы не могут. Не могут быть в топе четыре, пять, шесть лет или больше. Это трудно. Я делал это, он делал это, другие фигуристы тоже – но не у всех получилось.



ИЗ ИСПАНИИ В КАНАДУ

– Вы из Испании, а там мало что известно о зимних видах спорта – о фигурном катании в частности. Как вы выбрали фигурное катание, когда были ребёнком? Как впервые поняли, что это именно то, что вам надо?

– Я попал в фигурное катание из-за сестры. Она решила пойти учиться кататься на каток в Мадриде, а я несколько раз ходил с родителями забирать её. А через некоторое время и мне стало интересно: я сказал родителям, что хочу заниматься фигурным катанием с сестрой. Мне было шесть лет.

– Я слышал о сравнении с фильмом “Билли Эллиот”. Сходство в том, что вы были очень молоды, действительно хотели заниматься фигурным катанием и были единственным мальчиком, который это делал. Согласны ли вы с этим сравнением?

– Зависит от того, с какой стороны на это посмотреть. Фигурное катание – спорт, но это тоже искусство, да и мы, в конце концов, тоже танцуем. Когда вы “поднимаете” новый вид спорта в новой стране, об этом появляется много комментариев, много суждений о спорте. Эти комментарии могут быть хорошими, могут быть плохими. Но мне было всё равно. У меня была жизнь фигуриста и жизнь вне спорта – в школе, с друзьями. Сейчас 2018 год, и люди уже думают по-другому. Поэтому я рад, что они получили новый вид спорта.

В ПЕРЕЕЗДЕ В ТОРОНТО НЕТ НИЧЕГО ЛЁГКОГО

– В Канаду вы переехали в очень молодом возрасте. Вы тосковали по дому в самом начале? Или, может быть, скучаете и сейчас?

– Да, всегда. Дом это дом. Ко мне относятся хорошо везде, а в Торонто я проработал восемь лет. Но когда вас нет в течение стольких месяцев, всегда хочется вернуться, но иногда я не могу приехать даже на Рождество. Так что это одна из вещей, по поводу которых я переживаю. Когда у меня есть свободное время, мне хочется провести его дома, просто вернуться к тому, что было много лет назад.

– Чем отличается жизнь в Канаде от жизни в Испании?

– Во-первых, это зима. Из-за погоды в Испании мы проводим больше времени на улице, а в Торонто – не так много. Мне нравятся некоторые канадские черты, нравятся люди из разных мест. В Торонто потрясающее озеро, дома, коттеджи. Я всегда рад провести выходные на озёрах. Но дома – это просто мой дом. Там я люблю еду, погоду, людей. Там всё по-другому.



– Говоря о еде, должен спросить вот что. Канадцы славятся своим беконом, а в Мадриде любят хамон. Что выбрали вы?

– Испанский хамон, потому что он очень хорош. То есть, я люблю бекон – не поймите меня неправильно. Но хамон настолько особенный…

НОВОЕ “РЕВОЛЮЦИОННОЕ” ШОУ

– Как проходит подготовка к вашему испанскому шоу “Revolution On Ice”?

-Всё идёт хорошо, это большая работа. У нас было только три города, а теперь – пять. Для Испании это нечто новое. Надеюсь, что шоу обернётся большим успехом, и мы увидим реакцию людей. И захотим продолжать творить, улучшать и совершенствоваться.

– На шоу будут традиционные испанские особенности – например, фламенко. Как вы приняли такое решение?

– Фламенко – один из наших танцев. На шоу будет живая музыка, под неё будет немного фламенко. У нас есть ещё один проект, который должен приехать в Японию – возможно, это будет шоу фламенко, но это только планы на будущее. Пока нужно пригласить лучших фигуристов мира, лучших вокальных исполнителей и попытаться создать то, что никто раньше не видел, даже в мире фигурного катания. Мы хотим, чтобы люди говорили: “Я хочу пойти на Revolution On Ice”, потому что на этом шоу я увижу то, чего не будет на других.



– Вы давно хотели сделать своим стилем фламенко?

– Должен сказать, что это хороший стиль. Он нравится людям, он нравится мне. Но вместе с тем я являюсь фигуристом, который любит менять свой стиль и показывать, что он может быть разным. Поэтому каждый год я демонстрирую разные способы катания, разные программы, разную музыку. Поэтому если сейчас это фламенко, то потом, вероятно, будет что-то совершенно другое.

ХАВЬЕР ФЕРНАНДЕС: БЛЕСТЯЩАЯ КАРЬЕРА В ФИГУРНОМ КАТАНИИ

– Вы достигли очень многого за свою карьеру. Если позже, закончив соревновательную деятельность, вы оглянетесь назад, каким моментом будете гордиться больше всего?

– Когда я был ребёнком, то никогда не думал о том, что нужно стать великим фигуристом или одним из лучших фигуристов мира. Я не думал об этом, пока мне не исполнилось 19 или 20. Больше всего я буду гордиться именно этим. У меня были тяжёлые времена, с 17-ти лет я был вдали от дома, без родителей и друзей. Это и есть та вещь, которой я буду гордиться: то, что я выдержал этот опыт и стал тем, кем я являюсь.

Хавьер Фернандес не выступит на этапах Гран-при

– А какая медаль имеет для вас самый важный вес?

– Пхенчхан был моей третьей Олимпиадой. В Сочи я стал четвёртым и знал, что Пхенчхан, вероятно, будет моей последней Олимпиадой. Так что это был последний шанс получить медаль. Я тренировался, чтобы стать олимпийским чемпионом, но все соревнования уникальны. Я выиграл бронзу, но и это тоже медаль. Она была нужна мне, потому что я знал: это последний шанс. Я сделал это и был очень горд.

– Оглядываясь назад, где бы вы поступили иначе? Такие моменты есть?

– В моей карьере не так много сожалений. Я делал то, что делал, потому, что я хотел это делать. Всего я добился при помощи тяжёлой работы. Также я многого добился потому что вокруг меня были замечательные люди. Не думаю, что я бы что-то изменил.



Источник: Olympic Channel