Фрэнк Кэрролл работал со множеством известных фигуристов – Мишель Кван, Эван Лайсачек, Грейси Голд и другие. В возрасте 80-ти лет он завершил тренерскую деятельность. На Flutz.ru – перевод второй части статьи Филипа Херша, посвящённой Кэрроллу.




Двукратный призёр Олимпийских игр и тренер двух олимпийских чемпионов канадец Брайан Орсер сказал о Кэрроле:

“У Фрэнка есть способность выявлять у своих учеников уверенность, уравновешенность и звёздные качества. В профессиональном плане каждому тренеру хотелось бы быть таким. Я люблю слушать о его взглядах на фигурное катание. Разговоры также могут касаться книг, которые он читает, или музыки, которую любит. Я восхищаюсь и его взглядами на фигурное катание, и сбалансированностью жизни”.

Линда Ливер, тренер олимпийского чемпиона Брайана Бойтано:

“Он – великий тренер, который рассматривает фигурное катание как часть жизни ребёнка. Он думает как о медалях, так и о человеке”.

Олимпийский чемпион 1984 года Скотт Гамильтон:

“Выход Фрэнка на пенсию означает конец эпохи в мире тренерского фигурного катания, – написал Гамильтон. – Он не раз показывал, что тренер может привести к Олимпийскому подиуму тех, кто только делает свои первые шаги в фигурном катании. Он выдерживал все испытания с достоинством и элегантностью. Он был страстным, но невозмутимым тренером и прививал спортсменам те качества, которыми обладали в “золотом веке” фигурного катания, чтобы вырастить современных чемпионов”.

Алексей Мишин, тренер олимпийского чемпиона Евгения Плющенко:

“Дорогой Фрэнк, – написал Мишин, – в следующем году исполнится 50 лет моей тренерской жизни! Именно поэтому я прекрасно понимаю, насколько велик ваш вклад не только в наш вид спорта, но и в современное общество. С уважением и наилучшими пожеланиями”.




Бронзовый призёр Олимпиады 2002 года Тимоти Гейбл, работу с которым Кэрролл бросил в 2004 году из-за разницы во взглядах на тренировки после четырёхлетнего сотрудничества. (Тренер и спортсмен поддерживают дружеские отношения):

“Фрэнк много для меня значит. Он помог мне достичь величайших успехов в моей карьере, и за это я бесконечно ему благодарен, – написал Гейбл. – То, что Фрэнк и его команда создали за эти годы -замечательно, и я горжусь тем, что являюсь частью этого. Его влияние на спорт – и, в частности, Олимпийские игры – впечатляюще и долговечно. Трудно поверить, что мы будем проходить следующий Олимпийский цикл без Фрэнка”.

Начиная с Линды Фратиани в 1976 году, Кэрролл тренировал фигуристов на 10 из 12 зимних Олимпийских игр, пропуская только 1984 и 1994 годы. И Фратиани (1980), и Кван (1998) были в числе призёров – обе выиграли серебряные медали.

Кэрролл почти прекратил тренерскую деятельность, полагая, что неприятная договорённость стоила Фратиани олимпийского золота, выигранного Анетт Пётч из ГДР. (Предполагаемая сделка заключалась в том, чтобы Робин Казинс из Великобритании обыграл Яна Хоффмана в обмен на победу Пётч в женском катании).

Фрэнк Кэрролл: путь прославленного тренера. Часть 1

Пройдут годы, прежде чем Кэрролл снова заговорит с Карло Фасси, который тренировал Казинса. Но успех одной из молодых учениц Кэрролла, Тиффани Чин, дал ему стимул продолжать.

Чин выиграла титул чемпионки мира среди юниоров 1981 года в возрасте 13 лет, но разногласия между Кэрроллом и матерью спортсменки привели к тому, что их совместная работа прекратилось до того, как Чин заняла четвертое место на Олимпиаде 1984 года и выиграла чемпионат США в 1985.

После этого Кэрролл получил неудержимого Боумэна, который проиграл битву с наркозависимостью и умер от передозировки наркотиками в возрасте 40 лет. Молодой человек, известный как “Шоумен Боумэн”, под руководством Кэрролла выиграл один титул чемпиона США и две медали чемпионатов мира, но был способен и на большее.

Спросите Кэрролла, был ли Боумэн самым талантливым фигуристом, которого он тренировал, и он ответит: “Боже мой, да! Он излучал природный талант – поворот головы, взгляд, жесты рук, приземления. В первый раз, когда я показал ему движения в тройном риттбергере, он сразу же повторил их и приземлился”.




“Я думаю о том, насколько хорошо он катался, даже когда у него всё было плохо. Никто не мог сделать этого, кроме Кристофера. Он мог злоупотреблять всеми правилами, не иметь дисциплины и все равно кататься потрясающе”.

Боумэн и Кэрролл расстались после чемпионата мира 1990 года. Год спустя Кэрролл начал тренировать 11-летнюю девочку, которая стал его самой известной спортсменкой и была самой  популярной фигуристкой в мире в течение более 20 лет.

Мать Линды Фратиани, Вирджиния, рекомендовала Кэрроллу взглянуть на Кван осенью 1991 года. Вирджиния сказала Кэрроллу, что Кван  хочет тренироваться в Калифорнии, где работает Фрэнк.

В то время у Кван не было штатного тренера, потому что ее семья не могла себе этого позволить. Благодаря поддержке Вирджинии Фратиани она отправилась на тренировку к Кэрроллу, который остался очень впечатлён.

“Я так нервничала, – вспоминает Кван по телефону. – Я думала: “Мне 11 лет, этот тренер слишком хорош для меня, почему он хочет меня тренировать?”

“Спустя много лет я понимаю, почему это было так. Он мог приехать на каток к 7 утра, чтобы тренировать семилетнего ребёнка и посвятить всего себя этому маленькому фигуристу так же, как и трёхкратному чемпиону мира”.

“Он дал мне уважение к спорту, которое сам демонстрировал изо дня в день, независимо от того, был ли он здоров или болен, – продолжила Кван. – Он задал мне серьёзный вопрос о том, чего я хочу добиться в своей карьере, а потом сказал: “Я могу помочь тебе сделать это, но ты должна приложить все свои силы и энергию”.




“Люди могли сказать мне: “Вы должны мотивировать этих детей”, – говорил Кэрролл. – Но ребёнок либо мотивирован, либо нет. Те, кого я учил, кто становился чемпионами, всегда хотели этого сами. Я был рядом, чтобы помогать. Я помог, но не сделал никого чемпионом”.

В 2002 году, менее чем за четыре месяца до Олимпиады, возникла неожиданная ситуация. Мишель Кван, выигравшая под руководством Кэрролла четыре титула чемпионки мира и пять чемпионатов США, решила закончить олимпийский сезон без тренера. Она объяснила этот рискованный шаг, сказав: “Я приняла решение, что должна сама отвечать за собственное катание”, и не стала ничего уточнять ни тогда, ни позже.

Кэрролл был застигнут врасплох. “Я в полном шоке”, – признался он. Понадобилось несколько лет, чтобы преодолеть этот раскол.

Кван опустилась на третье место Олимпиады 2002 года после победы в короткой программе. Выиграла бы она золото, если б не прекратила работу с Кэрроллом? Это остается вопросом. Но, как отметила сама Кван, среди её самых ярких воспоминаний о десятилетии работы с Фрэнком было то, как он помогал ей снять напряжение перед выходом на лёд, разговаривая о книгах или играя в игру и сравнивая, чьи руки более неподвижны – и, следовательно, кто меньше нервничает.

“Мы оба старались быть неподвижными, – говорит Кван. – Он делал такие моменты очень лёгкими и расслабленными”.

После разочарований 1980-х и 1998-х годов и упущенных шансов с Кван в 2002-м, Кэрролл смирился с мыслью, что у него никогда не будет олимпийского чемпиона. Даже после того, как Лайсачек выиграл титул чемпиона мира 2009 года в отсутствие Плющенко, Кэрролл – и почти все остальные – считали россиянина фаворитом Игр 2010 года.


“Золотая медаль Эвана была огромным-огромным шоком, – сказал Кэрролл. – Это было самое грандиозное событие в моей карьере – самое большое  и самое счастливое, потому что я уже не смел думать, что это когда-нибудь случится”.

“Конечно, я хотел быть тем, кто пришел и помог ему вписать это в свое резюме, – сказал Лайсачек. – До меня у него были такие потрясающие фигуристы, которые могли стать олимпийскими чемпионами. Тот факт, что это был я, связывает нас навсегда. Он всегда будет для меня семьей”.

Лайсачек был талантливым фигуристом, но с застоем в результатах, когда Кэрролл начал тренировать его осенью 2004 года. Несколько месяцев спустя Лайсачек стал бронзовым призёром чемпионата мира. Роль Кэрролла в этой трансформации проявилась как на соревнованиях, так и на тренировках.

“Я был очень нервным, но знал, что у Фрэнка уже есть опыт работы с этим, – сказал Лайсачек. – Его ничто не могло напугать, он ничего и никого не боялся”.

“Понимание, что он взял на себя обязанность направлять мою карьеру, заставило меня сделать шаг вперёд. Я всегда чувствовал желание работать на тренировках. Он не был лёгким тренером, который позволял бы мне допускать ошибки или работать спустя рукава, если я плохо себя чувствовал”.

“Но критика никогда не была жесткой, она была конструктивной. Он не говорил: “У тебя есть проблема”, а спрашивал: “Как мы это исправим?” Я никогда не обижался”.

Спросите Кэрролла, какие выступления его спортсменов выделяются больше всего, и первые два, которые он назовёт, будут у тех фигуристов, с которыми его рабочие отношения не сложились: произвольная программа Мишель Кван “Саломея”, с которой она выиграла чемпионат мира 1996 года, и “Жар-птица” Грейси Голд в 2016 году.


Кэрролл всегда был грубым и прямолинейным, не боясь публично критиковать фигуристов, независимо от того, что его слова иногда расстраивают поклонников.

“Я всегда открывал рот и говорил то, что думал, – сказал Кэрролл. – Мэрибел Винсон научила меня брать на себя ответственность за все, что я делаю в своей жизни, не винить никого ни в чем. В отношениях с родителями, фигуристами, ассоциациями я всегда это делал. Что я сделал и что сказал – это моя ответственность”.

Каждый раз, когда я видел Кэрролла на соревнованиях, я обращал внимание на книгу, которую он носил с собой (он носил её всегда). Он предпочитал историю и историческую фантастику, в том числе и значительные работы, такие как “Волчий зал” Хилари Мантел или “Неустрашимое мужество” Стивена Амброза.

Кэрролл считал, что часть его работы заключается в том, чтобы помочь заполнить пробелы в образовании фигуристов.

“Он показал мне “Неустрашимое мужество” и сказал: “Это то, что тебе нужно!”- рассказывает Кван со смехом. – Он открыл мне глаза на этот мир. Куда бы мы ни отправились, ему всегда было любопытно”.


Источник: globetrottingbyphiliphersh.com
Фото: instagram.com/graciegold266/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *