Чешский супермен, несостоявшийся рекорд и старая женщина: Cup of Russia 2012

Чешский супермен, несостоявшийся рекорд и старая женщина: Cup of Russia 2012

11.11.2012 0 Автор Соня Калинина

В ноябре «Мегаспорт» по традиции принимает гостей. Rostelecom Cup, Cup of Russia, этап Гран-При или просто Капа – называйте, как хотите. Соревновательная часть подошла к концу, и осталось посмотреть лишь показательные выступления лучших фигуристов.

Женское одиночное катание

Первыми произвольные программы показывали женщины.  С местами на вершине турнирной таблицы всё получилось весьма и весьма предсказуемо: американка Грейси Голд, сенсационно выигравшая короткую программу, не справилась с нервами и уступила пальму первенства более опытной Киире Корпи, которая отметила свой опыт с юмором, пошутив на пресс-конференции, что уже довольно стара. Третьей стала ещё одна представительница США – Агнеш Завадски.

Наши девушки не смоли выступить достойно: Алёна Леонова, до этого оценивавшая свои шансы на итоговый подиум очень высоко, завалила выступление. Аделина Сотникова и Полина Коробейникова также сорвали некоторые элементы.

Парное катание

Перед выступлением спортивных пар зал заполнился «под завязку»: все без исключения желали посмотреть на выступление Татьяны Волосожар и Максима Транькова, которые днём ранее установили личный рекорд в короткой программе. Только японские фотографы, до этого толпившиеся у бортика, разошлись: представителей их страны в данной категории не наблюдалось.

Итоговое положение после прокатов не изменилось: третьими остались американцы Кейди Денни и Джон Кафлин, которые на предыдущей пресс-конференции очень долго смеялись над вопросом о выборах в США; вторыми – Вера Базарова и Юрий Ларионов; первыми, соответственно Волосожар и Траньков, но сделали они это вовсе не так, как от них ожидали.

Базарова и Ларионов сорвали несколько элементов (как потом объяснил Юрий под звонкий смех Веры, он запутался в складках нового платья партнёрши, вследствие чего поддержка не получилась), и на лёд вышли любимцы публики. От Волосожар и Транькова ожидали повторения феерии, чуть ли не мирового рекорда – однако они не смогли справиться с первым же выбросом, а потом последовали «бабочка» и падение с прыжка от партнёра.

После объявления оценок, которые несмотря ни на что позволили удержаться на первой строчке, встревоженные журналисты направились в микст-зону, ожидая объяснений. Естественно, ребята выглядели не очень довольными, признали, что так кататься нельзя и воздержались от наклеивания ярлыков, не став оправдываться. Максим, однако, смог найти позитив:

– Мы выиграли два этапа Гран-при, изначально ставили перед собой такую задачу. Но чтобы выигрывать чемпионат мира, мы должны набирать на десять баллов больше. Может быть, для кого-то эти 130 баллов – мечта – но не для нас.

– Видимо, после настолько успешной короткой программы не смогли правильно настроиться, – объяснила Татьяна.

Мужское одиночное катание

Состав мужчин нынче собрался сильнейший: он подходил если не для Олимпийских Игр, то для чемпионата мира. Патрик Чан, японцы Кодзука и Ода, Гачинский и Меньшов, Михал Бржезина – звучит солидно, правда? Кроме того, московский этап ознаменовывался возвращением Джонни Вейра, который не выступал в соревнованиях с олимпийского сезона. Пришествие не получилось успешным, хоть большее количество висящих на решётках вокруг ледовой арены баннеров было адресовано именно Джонни. «Покерфейс» он откровенно провалил, не справившись с прыжковой частью, а перед произвольной программой и вовсе снялся – голос объявившего это диктора утонул в синхронном вздохе разочарования.

Тен, Ода и Дорнбуш выступили в роли статистов касательно борьбы за пьедестал: улучшить свои позиции удалось только японцу. Подходила очередь Михала Бржезины, который в этом сезоне на соревнованиях был не похож сам на себя. Поражала даже его заявка: в протоколе значились два сальхова (одиночный и в каскаде), которые у него откровенно не получаются. Так и получилось: Михал сорвал оба четверных прыжка, и вместо двойного тулупа в одном из каскадой пришлось исполнять тройной. Ещё один каскад мог не исчезать, но фигурист не стал присоединять его к другому прыжку. Оценки оказались не очень плохими, но я, решив пожертвовать выступлением Артура Гачинского, направилась в микст-зону.

– Не понимаю, что происходит, – разводил руками Бржезина. – На тренировках я прыгаю четверные, а на соревнованиях не получается, из раза в раз.

Михал выглядел расстроенным, и я не стала его долго мучить, отправившись на трибуну. А на льду происходило невероятное: скатился вниз Гачинский, не справился с нервами прекрасно откатавший короткую программу Жан Буш. Бржезину опережал только Такахико Кодзука, а после оценок Константина Меньшова, сдвоившего несколько прыжков, я не верила своим глазам: Михал – третий, за Такахико Кодзукой! Ведь сомневаться в величии Патрика Чана не приходилось.

– Короткая программа прошла для меня не очень удачно. Первой половиной произвольной я тоже недоволен, однако удалось собраться на вторую. Я выступил не очень хорошо, однако рад оказаться на подиуме – теперь нужно работать, чтобы оказаться ещё выше.

– Для чего вы заявляете четверной сальхов, если у вас не получается его исполнить?

– Мы с тренером твёрдо намерены ставить сальхов в программы, чтобы я научился исполнять его, не задумываясь, и довести до автоматизма. Нужно, чтобы к следующему сезону это получилось.

– На вашей футболке изображён знак супермена. Вы считаете себя суперменом?

– У меня есть футболки со всеми супергероями (смеётся). Но после того, как мне удалось подняться на третье место – да, сейчас я считаю себя суперменом!

Танцы на льду

Закрывали программу танцоры. Казалось бы, подиум тоже определён: брат и сестра Шибутани, Ильиных-Кацалапов и Вирчу-Мойр. Но посреди проката, после поддержки, Алекс Шибутани взял сестру за руку и от бортика поехал к судьям и что-то им объяснил. Судьи разрешили продолжать, однако всё повторилось вновь. Алекс и Майя смогли продемонстрировать свой танец, но из-за заминки пара лишилась места на подиуме.

Третье место досталось Виктории Синициной и Руслану Жиганшину, второе – Елене Ильиных и Никите Кацалапову. Я не буду делиться своими соображениями по поводу их произвольного танца, ведь у каждого они свои собственные. А первыми предсказуемо и совершенно заслуженно стали Тесса Вирчу и Скотт Мойр, катавшиеся под «Кармен». Как Тесса и Скотт объяснили позже, взяв «Кармен», они решили выделиться из общего числа многих постановок на эту музыку.